Tags: другая реальность

Я прусь от Пруста.


    Иногда мне кажется, что Марсель Пруст стал писателем только потому, что в детстве ему было трудно засыпать в одиночку. Долгие мучительные часы в детской, столь знакомые многим маленьким страдальцам, не умеющим засыпать в одиночестве, большинству из которых даже не удается толком объяснить своим родителям, что именно их угнетает, тянулись, дневные впечатления наплывали, властно захватывали сознание, наслаивались одно на другое, фантастически сплавлялись в химеры в полудреме, не приносившей настоящего забвения, и подо всей этой по-взрослому интенсивной работой сознания царила острая тоска по матери, желание заснуть рядом с ней, прижавшись щекой к щеке или хотя бы держа ее за руку. С казалось бы необъяснимой воспитательной жестокостью мать не входила посидеть с маленьким Марселем, предоставляя ему возможность  научиться справляться с приступами сверхчувствительности самому. И он справился, став писателем, так что в конечном счете материнская жесткость пошла ему на пользу.
  
Collapse )

Вспоминая Новый Год.

                  В канун Нового Года я отправилась на ленинградский рынок купить шерстяных носков и соус ткемали. Нарядное изобилие рынка поразило.Чего там только не было, начиная от сушеных ягод и заканчивая лиловым осьминогом и полутораметровыми камбалами во льду. Живые карпы и белуги изнывали в ожидании гибели. Я не выдержала, купила еще кислой капусты плюс к носкам и крупных креветок, мороженых. Потом не смогла пройти мимо корейских салатов. Девушка ,скорее всего вьетнамка, доставала мне из витрины непонятное - какую-то прозрачную лапшу, опалесцирующую бирюзовым, забавляясь моим недоумением следом предлагала другое - "это вам обязательно понравится" - бледные ростки и еще одну лапшу, волнистую, отливавшую розовым. Купив ростки, прозрачную лапшу и черные грибы, я подняла взгляд от витрины и с изумлением увидела перед собой поднос с жареным поросенком, обложенным кружками цветного перца. И вот тут, в первый раз за весь прошедший год, я мысленно похвалила себя - ни одной мысли о вкусе этого чудовищного блюда не пришло мне в голову. Было только жаль бедняжку. Стыдливо перевела я взгляд  левее и увидела объект номер два - в пузатой бутылке оранжевого спирта чуть колебались два утопленника - небольшая кобра, из пасти которой свисал скорпион, прихваченный за тонкую часть брюшка. "А это что? Сувенир?!" - спросила я. Моя вьетнамка мелодично покатывалась со смеху. " Нет...это...для мужчин" - еле выговорила она. "Ну надо же", - сказала я , и подумала -  это вам не виагра, и даже не толченый рог носорожий, это похлеще. Выходит дело, чтобы оставаться мужчиной, надо впитать в себя яд кобры и скорпиона вдогонку. И вот он вышел на поиски...женщины в ужасе разбегаются... Или это юмор такой у вьетнамского народа? С рынка я шла уже в праздничном настроении.

Ф.М.Достоевский и Кнут Гамсун.

11 ноября был день рождения Ф.М.Достоевского. Думала напишу что-нибудь к дню любимого писателя, но не получилось. Думала даже и на Божедомку заскочить после работы, но какое там. К слову сказать, музей в Кузнечном переулке знаком давно и близко, а Божедомка для меня лишь приятное название. Один раз мимо проходила. Ну не получается жить в городе Москва, только существовать.
Collapse )

Пришвин моего детства.

        Пришвина я почти не читала. Помню из детства  - мама говорит нараспев  - "При-и-швин! Это чу-у-до! Берендеево царство, кладовая солнца! Это про детей , как они плутали по лесу и чуть не утонули в болоте, и как их спасла собака Травка. Мы обязательно прочитаем с тобой. Я обожаю Пришвина." Кажется она и читала мне его. Смутное воспоминание чего-то прекрасного, какого-то берендеева лесного царства, хвойного бурелома, коричневых веток торчащих во все стороны, тоненьких пупырчатых прутиков,ствола корявой сосны со свисающими мхами... И имя  - Митраша. Может просто отпечаток маминых восторгов, ее интонации, детская способность к фантазии, какие-то линзы памяти...
       Она обещала что мы сходим в Берендеево царство. Мы выходили из дому, шли, входили в лес. Ни в один лес мы с ней никогда не углубились более чем на 20 метров. Через 20 метров в любом лесу у нее начинался приступ малодушия. "Я замерзла! Уже поздно, надо идти! Уйдем скорее, здесь опасно!" Я была в слезах. "Кутик! (нечто среднее между котик и кутенок-щенок) пойдем отсюда, я покажу тебе белку там, на дереве у дома!" У дома - "Мама! А где же та белочка?" "Какая белочка! Отстань!!! Ты изводишь меня! Я устала!"
     Еще до того как мама снесла в букинистический полное собрание сочинений, я уже умевшая читать иногда доставала  темно-зеленый том и читала в любом месте. К моему удивлению там было не про лес, про какой-то детский дом в эвакуации, морковное повидло. Мне было не интересно. Фрагменты.
     Потом в школе была встреча с женой Пришвина. У нас был руководитель турклуба, фанатичный и чудаковатый инженер Юра Линец 25-ти лет. С ним мы облазили все Подмосковье. Однажды оказалисьв Дунино, у Валерии Дмитриевны. Она радушно показывала дом, рассказывала о музее который задумала в нем сделать.
    И вот пару лет назад покупаю "Рассказы о животных". Предвкушая особенное чтение , плюхаемся с младшим сыном на диван перед сном. Полное разочарование! Примитивные истории, причем мне- взрослой- ясно что многое просто не совсем удачно выдумано. Есть там и пресловутое "свись-свись". Утки  водят свой выводок, построенный в ниточку, в обход человечьего жилья, в котором обитает чужой и пугающий "народ", усвоенный путем нехитрых писательских уловок и вставленный в истории для принудительной "народности". По ночам  жильцы  выскакивают с револьверами на шум собачьей возни, а детям объясняют что собака должна быть дрессирована, иначе любой может пристрелить ее на улице как бездомную. И между строк легко читается - страх, страх, страх!...Но! Ребенок в восторге и просит по многу раз перечитывать одно и то же.
    А мама моя по-прежнему при слове Пришвин выводит сладкие рулады. "При-и-швин! Это чу-у-до! Берендеево царство!" И я куплю в ближайшее время "Кладовую солнца" чтобы прочитать ее вместе с младшим. Восполнить пробел.

Немного "позитива"

   А вы заметили, друзья, как модно нынче словечко "позитив"? Я его все время встречаю. То в детской песенке, то в передаче. Недавно прислали мне видеофайл с дня рождения одной юной девушки,  ее молодой человек поднял бокал и сказал :"Так выпьем же за тот ПОТЕНЦИАЛ ПОЗИТИВА, который ..." Вот так , не за щечки румяные, а за ее потенциал позитива. Зато мои летние впечатления сплошь были окрашены негативом. В чем тут дело не разберу - скорее всего это усталость так проявляется когда отдыхать начинаешь. Такое тяжелое отвращение почти ко всему , особенно к городскому, и полное отсутсвие желаний кроме растительных. Особенно острым был припадок социофобии, как выражается Желтопузик. Просто не могла без отвращения смотреть на сограждан. Но вот однажды, уже после длительного и упорного отдыха на даче, выдался денек, который примирил меня с окружающей действительностью.
         Началось с того что я покупала в киоске талоны автобусные. Даю тыщу и говорю - сдача у вас будет? А там дяденька такой, типично советский пенсионер, младший бухгалтер по виду , при галстуке, говорит мне  - а мы сегодня сдачу вообще не даем, а тыщу меж тем забирает. Я так бесцветно говорю - это у вас юмор такой?понимаю...Он обрадовался и говорит мне  -  я ТАКИХ ЛЮДЕЙ ЛЮБЛЮ!!! а то никто юмора не понимает, все кричать начинают.И сдачу дал. Это был знак! Меня в тот день сограждане (серая масса) ЛЮБИЛИ!!!  Дальше спешу на электричку и стала билет в автомат штрихкодом запихивать, а проход не открывается. И тут дядька справа мне говорит  - у Вас ЗАГНУТО! С ударением на У! Да еще не загнуто а загхнуто. И правда - уголок штрихкода завернулся и автомат не срабатывал. Меня так умилило внимание незнакомого дядьки, которого я даже не видела, а только слышала, что не описать. И вот сижу на платформе, жду электричку. Рассматриваю сограждан , их серое убожество. Вдруг вижу - тетка старая коренастая в чем-то длинном и коричневом стоит поодаль и что-то придерживает за спиной на колесиках. У меня мысль - зеленщица! и вторая мысль - Рембрандт!  То есть похожа тетка в аккурат на тех теток которых Рембрандт или другие голландцы рисовали когда хотели деревенский базар или еще что-нибудь простое-человеческое изобразить. И тут эта тетка направляется прямо ко мне , достает из-за спины 3 пучка салата и 1 пучок петрушки и виновато улыбаясь просит меня купить все это за 10 рублей - не выбрасывать же, осталось это у нее от  торговли. Лицо у нее в морщинах  коричневое, повязана белым платком и пальтецо тоже коричневое. И маленькие серые глаза просто излучают доброту. И руки коричневые от загара и натруженные , все как у голландцев. Она так сияла добротой что мне захотелось ей дать побольше денег, но нарушать правила нельзя и я купила  зелень за жалкие 10 рублей, а она была очень довольна и повезла свою тележку дальше.(Доброта была конечно не в том что она все отдала за 10 рублей, а в ней самой, такой необычно по нашим временам простой и такой светящейся) Вот так неожиданно я получила небольшую порцию "позитива" и перестала презирать все вокруг. А это мучительное чувство меня частенько посещает. Желтопузик советует читать Стивена Кинга от социофобии, и я попробую.