Tags: Абхазия.

Пока цветет бугенвиллея.

Когда мы жили в Сухуме, по всему городу цвели бугенвиллеи. Их цветение как тихая мелодия,льющаяся из подворотен, а лепестки как розовый снег или конфетти после праздника. Сколько бы я ни бродила по Сухуму, каждый раз нахожу все новые прекрасные закоулки. Сухум достаточно небольшой, чтобы изучив его, чувствовать себя в нем уютно, и достаточно большой, чтобы быть отдельной страной в стране. В Сухуме мы прожили 2 недели. Ходили в гости, съездили на одну экскурсию. Выбрали не экстремальную, обленились. Она включала в себя святые места Абхазии и пещеру Абрскила. Абрскил - мифологический герой адыгов, абхазский Прометей. Он замахнулся спорить с богами, и был прикован вместе с волшебным конем Арашем в пещере, где и умер. Якобы в той самой пещере, в селе Отап. Генезис образа сложен, некоторые пишут, что ,мол, греки взяли у нас своего Прометея. Бог им судья, я не специалист по мифологии. Однажды один пастух гнал свое стадо вокруг горного села Отап в Очамчирском районе, и захотел пить. Увидев провал, опустил в него ведро на веревке.Так была найдена длинная карстовая пещера с рекой на дне и летучими мышами на потолке. Но Абхазия - страна маленькая. Поэтому тот пастух по имени Маджагуа Адлейба оказался двоюродным прадедушкой замминистра культуры РА Аслана Кобахия. Поляну перед пещерой называют Маджагуа иашта - поляна Маджагуа. Но даже не сама пещера, которая интересна, а путь к ней от села Моква через предгорья к селу Отап удивителен. Мы несемся на старом военном джипе с открытым верхом, так что дорогой можно любоваться стоя. Ощущая себя немного жителем метрополии, бороздящим дороги колонии. Не знаю насколько достоверно то волшебное ощущение райской гармонии между природой и жилищем человека, которое открывается мне на скорости, но оно захватывает. Мимо нас несутся идеально ухоженные изумрудные поляны со стоящими на них двухэтажными выбеленными домами с ажурными галереями по второму этажу. Мелькают плодовые деревья,веселые метёлки кукурузы, табунки лоснящиеся коней на лужайках, по-индийски расположившиеся прямо на трассе самостоятельные абхазские коровы, порой асфальтово-серые неторопливые буйволы, наподобие слонов валяющиеся в придорожной грязи, свиньи, овцы, а на приближающемся горизонте рисуются дымчатые горы в кудрявых джунглях.От щемящего чувства гармонии на глазах выступают слезы, или это от теплого ветра, который бьёт в лицо и гремит в ушах? А наш водитель притормозив уговаривает, что непременно сейчас надо глотнуть чачи.Попутчицы с Алтая жеманно отказываются, уверяя что у них такое правило в отпуске - алкоголю нет, и мне приходится из вежливости глотнуть и за себя и за того парня, и мы снова несёмся мимо садов и огородов и я пригибаюсь, чтобы колючие ветки не зацепили мою шляпу.
Collapse )

Моквский собор.

   Успенский собор в селе Моква  был возведен при царе Леоне3 в конце 10 века. Тогда же было основано Моквское епископство, которое окормляло территорию между реками Мыку и Кодор. На Кодор мы заехали на обратном пути нашей экскурсии. Экскурсовод . он же водитель джипа, просто высадил нас на берегу Кодора. чтобы мы полюбовались его бурным течением. Единственный в Абхазии 5-нефный крестово-купольный храм. Раньше стены были покрыты фресками, теперь от них остались только следы. Раньше был мраморный иконостас и резные карнизы. В 17 веке собор был разграблен туками, которые насаждали ислам в Абхазии. Святыни и ценности были эвакуированы. В 50-х годах 19 века храм отреставрировали, пол вымостили известняковыми плитами,  на куполе возвели небольшую ротонду, с западной стороны пристроили придел. Росписи были скрыты под побелкой и штукатуркой. В соборе был похоронен последний владетельный князь Абхазии Михаил Шервашидзе и его супруга. Мраморная плита с могилы князя была увезена в Грузию на реставрацию, но так и не вернулась. В 1968 году также была проведена частичная реставрация собора. Службы в соборе проводятся редко.В настоящее время красивейший собор находится в запустении и требует ремонтно-восстановтельных работ.
Collapse )

Страна души этого лета.

   Чего хочу я от Апсны, о чем мечтаю? Детского ощущения счастья, хорошей порции летней благодати, ласки тропической природы и людей? Да,этого  я хочу,и  все это каждый год плавно спускается на меня с неба Апсны. Хотя каждый раз не верится, что такое может повториться.
Мшибзиакуа!
Я каждый год обещаю себе, что зимой почитаю какие-нибудь тексты и глубже изучу местные обычаи и историю. Какое там! Ничего не выходит. Но каждое лето стало уже привычно-волшебным в двух почти совсем своих городах, и это изумительно. Вот сейчас захотелось вареной кукурузы. Ее продают и у нашего метро в Москве. А может приготовить эйладж? Купить кукурузной муки, сварить на плите кашу-мамалыгу и погрузить в горячую куски рыночного сулугуни? Помнится лучший сулгуни этого лета оказался не тот, который я пугливо выбирала на Сухумском рынке, а купленный в случайном магазине, простой повседневный, как хлеб. А может выбирать вообще не надо?
В чем секрет этого неотменимого счастья? Наш друг Гностик утверждает, что над Абхазией висит духовный щит-оберег,и что на границе замедляется время и вы попадаете в технологическом смысле в прошлое, и это "спасает от зла мира сего".
Collapse )

Прошлым летом в Сухуме.

А через две недели мы проводили одну нашу подругу в Москву, другую оставили в Новом Афоне и переехали в Сухум, к нашей Аиде. Здесь нас встретил знакомый второй этаж старого дома, любимая открытая веранда, запущенный участок, прекрасный пейзаж с видом на Сухумскую гору.Довольно пассивно провели мы здесь еще две недели. Бродили по закоулкам города,купались,ужинали в ресторанчиках, общались с немногими знакомыми.Единственная попытка выбраться в горы закончилась поражением из-за грозы и бурного течения Гумисты.
Было это так. Наш экскурсовод Лаврентий предложил горную прогулку к уже известной крепости Уаз-Абаа с заездом на его ферму на обратном пути. Бесплатно, но с уговором, что мы час поработаем на ферме. Надо прополоть на пастбище злостный сорняк - цветок золотарник. Почему-то Лаврентий считает, что Гумисту надо переходить вброд, хотя можно переехать ее по мосту и найти горную тропу немного подальше от берега и поближе к селу Верхняя Эшера. Но когда мы подошли к берегу, началась гроза и течение стало бурным. Так что мы просто до одури накупались в Гумисте, немного посидели под скалой и поехали на ферму. Купание в Горной реке происходит так - осторожно заходите в бурный кофейный поток и ложитесь на спину или на живот, уцепившись за камни ладонями. Сочетание шелковистости прохладных струй и бешеного течения бодрит необычайно. Хочется даже поговорить с рекой, попросив что-то вроде " Мати-Гумиста, вынеси из меня всю эту муть и весь морок московский". Голову естественно погружаете, выставив на поверхность один лишь нос. Выходите помолодевшими. Потом мы уселись в машину Лаврентия и поехали на ферму. Он передал нам пакет с копченым мясом, ужасно соленым и жилистым, утверждая что надо жевать это усердно и тогда наступит лечебный эффект. Лаврентий вообще пропагандист лечебных эффектов. Наискосок по склону навстречу машине спускался коричневый телок и Лаврентий радостно сообщил нам, что мы как раз жуем его маму. На ферме, довольно большом участке предгорной земли, не было дома, один пока лишь фундамент. Кухня с земляным полом под навесом и брезентовый нищенский шалаш, в котором обретался другой наш знакомый, Симон. Он живет там в качестве как бы сторожа.Хотя по-настоящему ему самому нужен сторож. Кругом сновали куры и подростки-цыплята, запрыгивали в кухне на плитку, на решетку с посудой, на раковину.Лаврентий попросил Кирилла принести столик, и это было опасно для жизни, так как столик оказался каким-то зазубренным железным ящиком, а на стул сесть было нельзя, так как он сразу же падал. Кирилл ободрал руку.Лаврентий поставил бутылку с домашним вином на этот ящик и предложил закусывать содержимым уже знакомого пакета. Больше всего это было похоже на бомжатник, и то, наши, российские бомжи устроились бы поуютнее. Затем мы пошли на изумрудно-зеленое пастбище знакомиться с двумя породистыми козами. Она, снежно-белая, с длинным руном и винтовыми рогами направленными вверх, наподобие короны, никого не подпускала к себе, а он, пепельно-черный, с таким же роскошным руном и еще более закрученными рогами алкал общения и брал лаваш из рук, кося чайным глазом. Лаврентий призвал нас выдирать золотарник с пастбища, и мы целый час посвятили этому дурацкому занятию. Был здесь и коровник, густо унавоженный,с частично проваленной крышей, но обитатели его ушли по местному обычаю самостоятельно пастись неизвестно куда и обещали быть к вечернему доению. Но Лаврентию показалось этого мало и он поволок нас в мандариновый сад на склоне,где росли молоденькие мандарины и стоял ржавый чан с дерьмом, из которого он и предложил нам оросить посадки.Кирилл как-то на редкость отважно и охотно согласился, и стал развозить гуано на тачке, изредка поглядывая на нас торжествующе и как бы говоря "я здесь один крестьянской работы не боюсь"! Лаврентий вошел в раж, подбадривал себя назидательными криками,и наконец решил загнать мою подругу Машу на дерево, где у него был пристроен деревянный помост для лежания. Маша совершенно опрометчиво была в очень коротких шортах на несколько располневших за зиму, но стройных ногах. Лаврентий принялся подсаживать ее на дерево, с удовольствием хватая за ляжки.Тут мы решили что пора завершать знакомство с фермой, накатить еще по стакану да и откланяться. Симон вынес нам огромный пук мяты для засушивания, и этот веник и сейчас еще висит у меня на московской стене, ожидая чайника. Мы выпили домашнего вина, помахали подвязанным лозам, попрощались с собакой и котятами и уехали, снабженные бутылями с парным молоком.

Прошлым летом в Абхазии.

Прошлое лето мы снова провели в Абхазии.Вначале две недели жили в Новом Афоне. Сезон был неудачным для местных, так что предложений было много. Помучившись на жаре, мы остановились на маленьком отельчике, благо нам скинули цену до 1000 рублей за сутки. С кондиционером,туалетом и душем,холодильником и пространством на балконе-галерее у двери. Из-за этого балкона мы и выбрали номер, он был последним на 3 этаже и соседи были только с одной стороны. С балкона был неплохой вид на горы и море через крыши, так что можно было рисовать и просто сидеть за столиком.Так мы провели две недели в уже ставшим родным Н. Афоне. Сходили по любимым местам плюс безумная горная прогулка на озеро Мзы, до которого ехать еще 3 часа по серпантинам. Нашли абхаза, у которого ферма в горах, и он взялся нас отвезти, дать проводника до озера и приготовить шашлык к нашему возвращению.Все так и было, а в самой грубости горного быта есть даже своя прелесть.Но про это экстремальное из-за дождя путешествие я уже писала в фейсбуке. Красота там невероятная,но все на бегу, ведь дорога долгая и сложная, вверх мимо Рицы, а мы без ночевки.Первый тост не чокаются в Абхазии, а поднимают стакан как бы обращаясь к Богу, и это хорошо. Создателя благодарят в начале и словно приглашают на пир. Славно. А потом они любят похвастаться и чтобы их витиевато хвалили. А мы уже к этому привыкли, и нам весело. В лагере у них вековые деревья в пять обхватов и такие же бревна вместо мебели, как у Тома Бомбадила. Брезентовые навесы, грубый сруб-сарай. Овцы, коровы. Но они долго рассказывают как высоко надо залезть на скалу, чтобы сорвать этот горный чай.
Однажды поднявшись на Анакопийскую гору, мы застали там репетирующий ансамбль абхазского танца.Снимали они себя с летающей камеры.Молодые красавцы в алых архалуках с балетного фуэтэ метали кинжалы в землю. Я порадовалась что наши мальчики видят это аутентичное действо в древней крепости, с диковатыми вскриками,с в струнку вытянутыми носками кожаных сапожков,с почти варварскими густыми заходами двух аккордеонов и бубна.С вершины Дон-Жона открывался вид на космос горной страны, уходящей снежными перевалами за синеющие горизонты.
На Петра и Павла были в монастыре, слушали билингвальную службу сидя.Хорошо.
Ели только на станции, столовая у Казбека так и не открылась после ремонта, остальные были нес'едобны. Пили вино, купленное у армянина-сапожника, а он рассказывал как его семья бежала из Киликии от турок. Жгли костры на пляже. Людей было, как и всегда, очень мало, так что даже немного было за абхазов обидно. Хоть и не ахти как, но старались, жгли ароматные ольховые дрова на набережной, жарили шашлыки, заводили караоке и устраивали вай-фай, а кое-где и пели всю ночь. Но этот сезон стал несчастливым - два разбойных нападения с убийством и техногенная катастрофа. Все-таки жизнь на авось рано или поздно обрушивается. В воздухе носилась безотчетная тревога. Наше же существование, слава Создателю и абхазским богам, Аджвейпше и другим,было вполне благополучным.
иллюстраций много, но обрабатывать фотки нет времени, так что они будут несовершенны. И долго будут выкладываться.



Вид на Новоафонский монстырь с террасы кафе Пещер. Дети спустились в пещеры, а мы с Машей ждали их в кафе. Я сделала набросок фломастерами(потом выложу). Еда в кафе была нереально ужасна.




Collapse )

Collapse )

Collapse )

ЛЫХНЫ.

В знаменитом селе Лыхны находится одно из семи святилищ Абхазии.Святилище Лых-ныха расположено в историческом центре села на поляне Лыхнашта. Поляна - место всенародных сходов,национальных праздников и конноспортивных состязаний.В октябре здесь отмечается праздник урожая и проводятся скачки. Я пока ничего не знаю про святилище.Ежегодно в святилище проводится моление представителем дворянского жреческого рода Шакрыл. Вообще в Абхазии царит веротерпимость, и народ непротиворечиво совмещает древнее патриархальное язычество, Православие и Мусульманство. Рядом действующий православный храм Успения Богородицы 10-11 века. Фрески относятся к 14 веку, и на территории храма находится усыпальница последнего владетельного князя Абхазии Сафарбея Чачба-Шервашидзе, при котором Абхазия вошла в состав Российской империи. Над храмом построен навес, но храм нуждается в реставрации. Поляна поддерживается в идеальном состоянии. На поляне расположено административное здание, а также руина 10 века - летняя резиденция владетельных князей Чачба. Рассказывают какую-то смутную историю, что в фундамент дворца при его закладке замуровали живых людей, юношу и девушку.Дворец разрушен русскими властями в 1866 году после восстания в Лыхнах. На окраине села еще есть развалины древнего христианского храма, но мы там не были.
Collapse )

НА МАЯК.

На Маяке вода намного чище, чем на городском пляже, это правда.Мы отправились туда по набережной, а потом шли по заводским обшарпанным задворкам,мимо старого грузового порта, не знаю действует ли он, но вид заброшенный.Самого маяка мы так и не увидели, до него добираться сложно.С пляжа на Маяке открывается панорамный вид на Сухум, вписанный в необ'ятный горный пейзаж.Живописное кладбище старых пароходов.В прибое копошатся какие-то мелкие твари, интерстициальная фауна ракообразных.Дело видимо в чистоте воды.
Collapse )

НА ГЕЙЗЕР!

В один прекрасный день мы с Егором после пляжа сидели в столовой "Сели-поели" и мирно поглощали что-то вкусное, как вдруг раздался телефонный звонок, и Лена категорично заявила, что если через пять минут мы прыгнем в машину, то еще сможем попасть на гейзер.Ну мы и прыгнули естественно. Машина принадлежала нашему знакомому и постоянному проводнику по чудесам природы Лаврентию, причем была праворульной. Это последний писк моды в Абхазии - в этом году появились праворульные машины.Нас было семеро, но местная ГАИ имеет негласную инструкцию смотреть сквозь пальцы на выходки российских туристов.Collapse )

Сухум ушедшего лета 2015

    Так получилось, что я сначала утопила свой фотик в горной речке, а потом, уже дома, потеряла его и только сегодня нашла. Снимать он уже не будет, но фотки я выгрузила и теперь могу выложить. Все-таки есть фотки, которые мне будет приятно видеть. Хотя Сухум прошлого лета был немного печален для меня, что-то ушло, новизна, казалось, что он еще боле обветшал с прошлого года. А может быть мы чувствовали себя более одинокими, чем раньше. Наш главный гид и звезда вращения - Лена - приехала только 20 июля, мы мало общались. Потом мы общались больше, но не так, как раньше. Один человек, которого мы очень ждали, попытался увлечь нас в свою веру. Неожиданно.Мы уже не можем менять  веру, хотя если смотреть на это отстраненно - то его энтузиазм даже симпатичен. Но дело не в этом,а в том,что теперь, когда мороз, приятно вспомнить солнечный месяц в  Сухуме. Из сегодняшнего зимнего, новогоднего дня, все выглядит счастливым, и это не случайно. Маленькие шаги, маленькие изменения происходят с нами непрерывно,и сегодня я чувствую себя лучше, чем осенью. Вы скажете, что я мелко плаваю, но я не вижу для себя иного пути сохранить небольшое пламя вдохновения, которое помогает мне жить, любить жизнь и заниматься творчеством. А это сейчас для меня главное.


Collapse )<img alt="" src="http://ic.pics.liv </lj-cut>